Об Индии и индийской культуре, самостоятельных путешествиях по Азии и пути к себе

Первый раз на индонете? Посмотрите инструкцию как найти нужное быстро

Размышления о Ганди

Святых всегда надо считать виновными, пока не доказана их невиновность, но критерии, применяемые к ним, конечно, не могут быть во всех случаях одинаковыми. В случае Ганди хочется задать такой вопрос: в какой степени Ганди был движим тщеславием — представлением о себе как о смиренном голом старике, который сидит на молитвенном коврике и потрясает империю чисто духовной силой, — и до какой степени он компрометирует свои принципы, занимаясь политикой, которая по природе своей неотделима от принуждения и обмана?

Чтобы дать исчерпывающий ответ, надо исследовать дела и писания Ганди в подробностях, ибо вся его жизнь была своего рода паломничеством, в которой каждый поступок значим. Но эта частичная автобиография, заканчивающаяся 1920-ми годами — веское свидетельство в его пользу, тем более, что она охватывает часть жизни, которую он назвал бы нераскаянной, и напоминает нам, что в этом святом или почти святом сидел очень проницательный практичный человек, который мог бы при желании блестяще преуспеть на юридическом, административном, а то и на коммерческом поприще.

Когда автобиография только появилась, я, помню, читал ее первые главы на скверно напечатанных страницах какой-то индийской газеты. Они произвели на меня хорошее впечатление, которого сам Ганди тогда не производил. То, что ассоциировалось с ним, — домотканая одежда, «силы души» и вегетарианство, — было непривлекательно, а его средневековая программа — явно непригодна для отсталой, голодающей, перенаселенной страны. Ясно было также, что британцы его используют или думают, что используют.
Строго говоря, как националист он был врагом. Но поскольку при каждом кризисе он всячески старался предотвратить насилие — а с британской точки зрения это означало предотвратить какие бы то ни было эффективные действия, — его можно было считать «нашим человеком». В частном порядке это цинично признавали иногда. Так же относились к нему и миллионеры-индийцы. Ганди призывал их покаяться, и, естественно, они предпочитали его социалистам и коммунистам, которые, будь у них возможность, на самом деле отобрали бы деньги. Насколько оправданны такие расчеты в долгой перспективе — сомнительно; как говорит сам Ганди, «в итоге обманщики обманывают только себя»; но, во всяком случае, почти неизменная мягкость в обращении с ним отчасти объяснялась тем, что его считали полезным. Британские консерваторы всерьез рассердились на него только в 1942 году, когда он фактически противопоставил свое «ненасилие» другому завоевателю.

Но я уже тогда видел, что британские чиновники, в чьих разговорах о нем веселая насмешка мешалась с неодобрением, на самом деле любят его и на свой лад им восхищаются. Никому не пришло бы в голову сказать, что он продажен или честолюбив в вульгарном смысле слова, или что его поступки продиктованы страхом или злобой. Оценивая такого человека, как Ганди, инстинктивно применяешь высокие мерки, так что некоторые его достоинства остались почти незамеченными. Даже из его автобиографии явствует, например, что он от природы был наделен выдающейся физической храбростью — и сама его смерть подтверждает это: общественный деятель, сколько-нибудь ценящий свою жизнь, имел бы более чем достаточную охрану. Опять же, он, по-видимому, был совершенно свободен от маниакальной подозрительности, которую Э. М. Форстер справедливо называет в «Пути в Индию» извечным индийским пороком, подобно тому как лицемерие — британский порок.
Ему, без сомнения, хватало проницательности, чтобы распознать нечестность, и однако всегда, когда можно, он был склонен верить, что люди действуют из добрых побуждений, и у каждого есть хорошая сторона, с которой к нему можно подступиться. Хотя происходил он из небогатого среднего сословия, жизнь его начиналась не слишком благополучно и внешне, он, вероятно, не производил большого впечатления. Его не мучила зависть и чувство неполноценности. Хотя Ганди, фактически, вел расовую войну, о людях он не думал в категориях расы или статуса. Губернатор провинции, миллионер-текстильщик, полуголодный дравид-кули, британский рядовой — все в равной степени люди, и подходить к ним надо одинаково. Характерно, что даже в самых худших обстоятельствах, как в Южной Африке, где он боролся за права индийцев и вызывал большое недовольство, у него не было недостатка в друзьях-европейцах.

Писавшаяся короткими кусками для публикации в газете, эта автобиография — не литературный шедевр, но впечатление от нее усиливается именно благодаря обыденности большей части материала. Стоит напомнить, что вначале устремления Ганди были вполне обычными для молодого индийского студента, и радикализм его убеждений нарастал постепенно, иногда даже против его желания. С интересом узнаёшь, что было время, когда он носил цилиндр, брал уроки танцев, изучал французский язык и латынь, поднимался на Эйфелеву башню и даже пытался учиться игре на скрипке — всё это с целью как можно полнее усвоить европейскую культуру.
Он не из тех святых, которые с детства отличались необыкновенной набожностью, и не из тех, кто отрекался от мира после юношеских беспутств. Он исповедуется во всех проступках своей молодости, но исповедоваться там почти не в чем. На фронтисписе книги есть фотография имущества Ганди перед смертью.
Добра там наберется фунтов на пять, и грехов у Ганди, по крайней мере, плотских грехов, если сложить их в одну кучу, будет примерно столько же. Несколько сигарет, несколько кусочков мяса, несколько монет, в детстве украденных у служанки, два посещения борделя (в обоих случаях он ушел, «ничего не сделав»), одна едва не случившаяся интрижка с домовладелицей в Плимуте, одна вспышка раздражения — вот, примерно, и весь список. Чуть ли не с детства он был глубоко серьезен, причем в этическом отношении, а не религиозном, но лет до тридцати какой-то особой цели жизнь свою не подчинял.
Впервые он заявил о себе на публичном поприще — если это можно так назвать, — вегетарианством. Из-под его необыкновенных качеств все время проглядывает основательный бизнесмен среднего достатка — то, что он унаследовал от предков. Чувствуется, что если бы он оставил избранную стезю, то стал бы, наверно, находчивым, энергичным адвокатом и расчетливым политическим организатором, экономным в расходах, ловко управляющимся с разными комиссиями, неутомимым в сборе пожертвований. В характере его смешалось исключительно много разнородных черт, но вряд ли какую-нибудь можно было определенно назвать плохой, и, думаю, что даже злейшие враги Ганди признали бы, что он интересный и необыкновенный человек, обогативший мир одним тем, что он жил на свете. Вызывал ли он в людях любовь и высоко ли ценили его учение те, кто не разделял религиозных взглядов, лежавших в его основании, — в этом я никогда не был вполне уверен.

В последние годы стало модно говорить о Ганди так, как будто он не только симпатизировал западному левому движению, но и прямо принадлежал к нему. Анархисты и пацифисты, в частности, считали его своим, замечая только, что он был противником централизма и государственного насилия, но игнорируя то, что было антигуманистическим, не от мира сего в его доктринах. Учение Ганди — важно иметь это в виду — несовместимо с убеждением, что человек есть мера всех вещей, и что наша задача — сделать жизнь достойной на этой земле, поскольку другой у нас нет. Оно имеет смысл только в предположении, что Бог существует, а мир вещей — иллюзия, от которой надо избавиться.
Стоит вспомнить о лишениях, которым подвергал себя Ганди ( хотя, может быть, и не требовал, чтобы все его последователи поступали в точности так же ), считая их обязательными, если ты хочешь служить Богу или человечеству. Прежде всего, не есть мяса и, если возможно, вообще никакой животной пищи. (Сам Ганди из соображений здоровья вынужден был позволить себе молоко, но, кажется, считал это отступничеством).
Никакого алкоголя и табака, никаких специй и приправ, даже растительных, ибо пищу надо принимать не ради нее самой, а только чтобы сохранить силы. Во-вторых, по возможности, никаких половых сношений. Если же в них приходится вступать, — то только с целью зачатия и как можно реже. Сам Ганди на четвертом десятке принял обет брахмачарьи, которая предполагает не только целомудрие, но и подавление половых импульсов. Такого состояния, по-видимому, трудно достичь без особой диеты и частых постов. Употребление молока опасно, в частности, тем, что возбуждает половое желание. И наконец, — это кардинальный вопрос — ищущий добродетели не должен иметь близких друзей и любить кого-то в особенности.

Близкая дружба, говорит Ганди, опасна, потому что «друзья реагируют друг на друга», а преданность другу может довести до прегрешения. Это безусловно так. Больше того, если ты должен любить Бога или любить человечество в целом, то не можешь отдавать предпочтение отдельным людям. Это тоже верно, и как раз тут гуманистическая и религиозная позиции становятся несовместимыми.
Для обыкновенного человека любовь ничего не означает, если не означает, что одних людей он любит больше, чем других. Из автобиографии нельзя понять, относился ли Ганди невнимательно к жене и детям, но, по крайней мере, ясно, что в трех случаях он предпочел бы, чтобы жена или ребенок умерли, но не приняли животной пищи, прописанной врачом. Правда, никто тогда все-таки не умер, и правда, что Ганди, хотя и оказывал, судя по всему, сильное моральное давление, всегда предоставлял пациенту право решать, согласен ли он остаться в живых ценой греха; однако, если бы право решать оставалось исключительно за ним, он запретил бы животную пищу, с каким бы риском ни было это сопряжено.
Должен быть предел, говорит он, тому, на что мы пойдем ради сохранения своей жизни, и предел этот — по сю сторону куриного бульона. Позиция его, возможно, и благородна, но бесчеловечна в том смысле, как это слово, наверное, понимает большинство людей.
Суть человечности не в том, чтобы искать совершенства, а в том, что человек иногда желает совершить грех ради верности, что он не доводит аскетизм до такой степени, когда невозможны дружеские отношения, что он, в конце концов, готов потерпеть жизненный крах, который есть неизбежная плата за то, что ты сосредоточил свою любовь на других людях. Без сомнения, алкоголь, табак и тому подобное — вещи, которых должен избегать святой, но и святость — то, чего должен избегать человек. На это есть очевидное возражение, но прежде, чем выдвинуть его, надо лишний раз подумать. В наш зараженный йогой век слишком легко склоняются к мнению, что «неучастие» лучше полного приятия земной жизни, и что избегает этого пути обыкновенный человек только из-за его трудности; другими словами, что рядовой человек — это несостоявшийся святой. Вывод сомнительный.
Многие люди искренне не хотят быть святыми, и, возможно, некоторые из тех, кто достиг святости или стремится к ней, никогда не испытывали сильного искушения быть людьми. Если можно было бы добраться до психологических корней, то обнаружилось бы, полагаю, что главный мотив «неучастия» — желание уберечься от страданий жизни и, прежде всего, от любви, ибо любовь — тяжелый труд, неважно, половая она или не половая. Но нет надобности рассуждать здесь, какой идеал «выше» — неотмирный или гуманистический. Важно то, что они несовместимы. Приходится выбирать между Богом и человеком, и все «радикалы» и «прогрессисты», от умереннейшего либерала до крайнего анархиста на самом деле выбрали Человека.

Однако пацифизм Ганди можно до некоторой степени отделить от других его учений. Побудительной силой его пацифизма была религиозность, но Ганди утверждал также, что это — определенный метод, позволяющий добиваться желательных политических результатов. Позиция Ганди была не такая, как у большинства западных пацифистов.
Движение Сатьяграха, вызревшее в Южной Африке, было своего рода ненасильственной войной, способом победить врага, не причинив ему вреда, не испытывая и не вызывая ненависти. Инструментами его были гражданское неповиновение и забастовки; люди ложились на рельсы перед поездами, выдерживали атаки полиции, не убегая, но и не оказывая сопротивления, и т. д. Ганди возражал против того, чтобы Сатьяграха переводилось как «пассивное сопротивление»: на гуджарати это слово означает что-то вроде «твердости в правде».
В молодые годы на англо-бурской войне Ганди был санитаром-носильщиком в британских войсках и готов был делать то же самое на войне 1914—18 гг. Даже после того, как он полностью отказался от насилия, у него доставало честности понять, что во время войны обычно приходится быть на той или другой стороне. Он не принял — да и не мог принять, поскольку вся его политическая жизнь сосредоточилась на борьбе за национальную независимость, — бесплодную и нечестную тактику притворства: не делал вид, будто в каждой войне обе стороны одинаково плохи, и неважно, кто победит.
Не увиливал он и от неудобных вопросов, не в пример большинству западных пацифистов. В последней войне каждый пацифист обязан был ясно ответить на такой вопрос: «Как быть с евреями? Ты готов примириться с их истреблением? А если нет, то как предполагаешь спасти их, не прибегая к войне?» Должен сказать, я никогда не слышал от западных пацифистов честного ответа на этот вопрос, хотя слышал множество уклончивых, чаще всего — типа «и вы о том же».
Но вот Ганди задали похожий вопрос в 1938 году, и ответ его зафиксирован в книге мистера Луиса Фишера «Ганди и Сталин». Согласно мистеру Фишеру, Ганди считал, что немецким евреям следовало совершить коллективное самоубийство, которое «открыло бы миру и немецкому народу глаза на жестокость Гитлера». После войны он оправдался: евреев все равно убили, а так они могли хотя бы умереть со смыслом. Создается впечатление, что эта позиция ошеломила даже такого горячего поклонника, как мистер Фишер, но Ганди всего лишь ответил честно. Если ты не готов отнять чужую жизнь, то зачастую должен быть готов к тому, что жизни будут отняты как-то иначе. В 1942 году, когда Ганди призывал к ненасильственному сопротивлению японским захватчикам, он был готов признать, что это может стоить нескольких миллионов жизней.

В то же время, есть основания думать, что Ганди, родившийся как-никак в 1869 году, не понимал природы тоталитаризма и смотрел на всё с точки зрения своей борьбы против британского правительства. Важно здесь не столько то, что британцы обращались с ним терпеливо, сколько то, что он всегда мог донести до людей свои взгляды. Как видно из процитированной фразы, он верил в то, что можно «открыть миру глаза», — а это возможно только тогда, когда мир имеет возможность услышать, что ты делаешь.
Трудно представить себе, каким образом методы Ганди можно использовать в стране, где противники режима исчезают среди ночи и уходят в небытие. Без свободы прессы и свободы собраний не только нельзя обратиться к мировому мнению — нельзя вызвать к жизни массовое движение и даже объяснить свои намерения противнику. Есть ли сейчас в России свой Ганди? И если есть, то чего он достиг? Русские люди могут прибегнуть к гражданскому неповиновению, если только эта идея придет им в голову всем одновременно, и даже тогда — судя по истории украинского голода — это ничего не изменит.
Но допустим, ненасильственное сопротивление может воздействовать на собственное правительство или на оккупантов, — но как осуществить его на практике в международном масштабе?
Противоречивые заявления Ганди по поводу последней войны показывают, что этот вопрос представлял для него трудность. В применении к внешней политике пацифизм либо перестает быть миролюбием, либо превращается в умиротворение. Кроме того, предположение Ганди, так помогавшее ему в общении с отдельными людьми, — что к каждому можно найти подход, и человек откликнется на великодушный жест, — предположение это весьма сомнительно. Оно, например, не обязательно оправдывается, когда имеешь дело с сумасшедшими. И тут возникает вопрос: кто нормален? Гитлер был нормален? И не может ли целая культура быть безумной, по меркам другой культуры? И, судя по чувствам целых народов, есть ли очевидная связь между благородным деянием и дружественным откликом? Является ли благодарность фактором в международной политике?

Эти и подобные вопросы нуждаются в обсуждении, и обсудить их надо срочно, в ближайшие годы, пока кто-то не нажал на кнопку, и не полетели ракеты. Сомнительно, чтобы цивилизация выдержала еще одну большую войну. И уж совсем трудно представить себе, чтобы выход можно было найти через ненасилие. Достоинство Ганди в том, что он готов был бы честно рассмотреть подобные вопросы, и, полагаю, он так или иначе обсуждал их в своих бесчисленных газетных статьях.
Чувствуется, что многого он не понимал, но не было такого, о чем он побоялся бы говорить или думать. Я никогда не мог вполне расположиться к Ганди, но не могу сказать с уверенностью, что он был не прав в главном, как политический мыслитель — и не верю, что он потерпел неудачу. Любопытно: когда его убили, многие его поклонники восклицали с грустью, что он успел еще при жизни увидеть крушение всех своих трудов, поскольку в Индии шла гражданская война — вполне ожидаемый побочный результат смены власти. Но Ганди положил жизнь не на то, чтобы погасить соперничество между индуистами и мусульманами.
Его главная политическая цель — мирное окончание британского владычества — в конце концов была достигнута. Как всегда, сопутствующие факты переплетаются самым сложным образом. С одной стороны, британцы, действительно, ушли из Индии без боя — событие, которое еще за год до этого мало кто из наблюдателей мог предвидеть. С другой стороны, это случилось при лейбористском правительстве, а консервативное правительство, в особенности, возглавляемое Черчиллем, наверняка повело бы себя иначе. Но если к 1945 году значительная часть британского общества доброжелательно относилась к независимости Индии, какова в этом личная заслуга Ганди?
И если, что вполне возможно, между Индией и Британией наконец установятся вполне приличные и дружественные отношения, не будет ли это отчасти следствием того, что Ганди, борясь упрямо и без ненависти, дезинфицировал политическую атмосферу? Одно то, что в голову приходят такие вопросы, говорит о калибре этого человека. Можно ощущать, как я ощущаю, некую эстетическую неприязнь к Ганди, можно не соглашаться с теми, кто пытается записать его в святые (сам он, между прочим, никогда на это не претендовал), можно отвергать и сам идеал святости и потому считать исходные пункты его учения антигуманными и реакционными; но если рассматривать его просто как политика и сравнивать с другими ведущими политическими фигурами нашего времени, какой чистый запах оставил он после себя!

Автор и источник публикации: 

George Orwell: ‘Reflections on Gandhi’ Перевод с английского: © 2003 Голышев Виктор Петрович Публикация перевода: сборник «Джордж Оруэлл: „Лев и Единорог. Эссе, статьи, рецензии.”» — Изд. «Московская школа политических исследований». — РФ, Москва, 2003. Републикация с сайта http://orwell.ru/lib... где есть еще 1 перевод этой статьи

Не нашли нужное? Поиск по сайту google вверху справа, яндекс внизу под комментариями, по ключевым словам - в тексте, разделы - под шапкой. Вопросы - комментарием к материалу или в раздел форум.

Подписаться по почте и получать новости первым


Никакого спама, отписаться можно в любой момент.

Вас могут также заинтересовать:

Комментариев : 16

Не понял

Леонид Валентинович аватар
Путешественникюзер

дяденька Махатму....Как всегда, когда европеец берётся рассуждать о Индии и индийцах, у него ничего не получается. Махатму даже свои индийцы не все поняли. А он показал путь людям , как можно без большой крови достичь поставленной цели, " измы" льют моря человеческой крови ради мирового господства, британские колонизаторы за две мировые войны погубили на фронтах 20 млн. индийцев и даже не извинились.

я тоже "не поняла"

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

и многие индийцы, кстати. Например, Амбедкар был против Ганди, поскольку тот был против предоставления неприкасаемым равных прав с "дважды рожденными". Если вы покопаетесь в этой теме найдете много темных пятен на его белом дхоти, и кровавых тоже...
Путь мирного сопротивления изобрел не Ганди совсем, правда, имена других людей уже стерты со страниц учебников, небольшая статья на эту тему http://indonet.ru/St...
Кстати, позиция "не насилия" у Ганди была только тогда, когда ему было удобно. А когда ему было не удобно он прибегал к настоящему насилию - объявлял голодовку против неугодных ему решений.

Пофигизму Ганди, прошу заметить, Индия обязана жутким разделом Британской Индии, в результате которого погибли миллионы и пострадали другие миллионы индийцев, хотя были и другие варианты, я уже публиковала материалы и на эту тему... http://indonet.ru/ar... и далее

У нас как и в Индии создавался имидж Ганги, но если отбросить политическую пропаганду и посмотреть в глава истории не предвзято и честно то получается иногда довольно неприглядная картинка.

Странная

Леонид Валентинович аватар
Путешественникюзер

позиция, приписывать Ганди кровавый раздел Индии. Ещё за два года до предоставлении независимости Индии, британская администрация грозила Ганди гражданской войной и активно её готовила эти два года, обхаживала Джинну, обещая ему златые горы в случае раздела Индии. Англия применила свой любимый лозунг- "Разделяй и властвуй!", что и было сделано с Индией, это они так хлопнули дверью, когда уходили. Насколько я помню, в СССР хоть и заигрывали с Ганди, соблазняя его коммунистической идеей но не любили за его политику неприсоединения. А вершить политику в белых перчатках невозможно и я не обожествляю Ганди, он был просто человек. В Индии если выйдут на улицу миллиона два человек то сотню просто затопчут, так будет тесно а в 1947г сдвинулись с места десятки миллионов человек недружелюбно настроенных, были специальные провокаторы, много чего было организовано чтобы полилась кровь.
Как переписывают всемирную историю мы наблюдаем прямо сейчас, Ганди, победивший империю, через сто лет будет демонизирован и оболган современными вершителями мира.

необъективная объективность

george аватар
Автор путеводителяюзер

переписывание истории не совсем правильный термин, т.к. по истечении многих лет рассекречиваются документы, и то, что прежде считалось объективным изложением каких-либо фактов, впоследствии оказывается не таким уж объективным. Одним из самых загадочных лидеров индийского национального конгресса тех лет является Субхас Чандра Бос. До сих пор не мало важнейших документов о его деятельности скрыты для огласки в закрытых индийских архивах под грифом "секретно" (ага - значит нынешнее поколение индийцев еще не готово узнать правду о разделе Индии), однако неоспорим факт, что он был одним из единственных противников раздела Индии, а учитывая его невероятную популярность в народе и успешное военное руководство Индийской национальной армией (ИНА), при благоприятном стечении обстоятельств С.Ч.Бос мог бы стать во главе государства.
Английская администрация прекрасно понимала, что промедление смерти подобно, т.к. ИНА победоносно продвигалась к Дели и предпочла иметь дело со сговорчивыми Ганди и "подкормленным" в прямом и переносном смысле в делийском дворце Раштрапати Бхаван Неру, нежели с реальной силой - Лидером (Нетаджи) Субхас Чандра Босом.

Абсолютно

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

Субхас Чандра Бос в индийских источниках упоминается как один из наиболее влиятельных общественных деятелей 20 века, и как то раз, увы не помню где, я встречала упоминание, что он пользовался бОльшим влиянием, чем все остальные именно среди народа, а не политиков, и поэтому он был наиболее реальным претендентом на кресло президента Индии. Можно верить или нет, но такое мнение было.
К сожалению, мне мало что о нем известно, в русской версии индийской истории никто из индийских революционеров начала 20 века вообще не упоминается или упоминаются просто имена, без действий.

Вашу мысль о Ганди и британцах я встречала уже в работах некоторых индологов, что касается Неру, то он сам писал, что слишком доверяет Ганди, что бы иметь отличное мнение.

Леонид

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

и тем не менее Ганди был убит именно за кровавый раздел Индии...
Тот факт, что его убийца и многие другие индийцы были против его политики отрицать бессмысленно, это уже само стало историей.
Значит не только русские и британские индологи постфактум, но и сами индийцы еще тогда видели другие варианты и поддерживали именно их.
А как переписали индийскую историю вы не заметили? Я не зря дала ссылку на статью, я потратила пару дней, что бы разобраться с тем кто придумал то, что выдают за заслугу Ганди и кто на самом дела начал поднимать индийское национальное сознание. К сожалению информации у меня мало, поэтому имена революционеров не первого десятка, а также тех, кто был повешен и расстрелян пока Ганди отсиживался в Африке в кресле чиновника, я привести не могу.

И еще раз, как юрист, Ганди был против всеобщего равенства, и уже за одно это я не могу его уважать и считать его сколько нибудь демократическим лидером. Ганди кстати тоже был юристом, и несомненно знал о существование декларации прав и свобод человека, только 20% индийцев за людей он просто не считал. Так что ложь даже не нужна...

нет

george аватар
Автор путеводителяюзер

Ганди не был против всеобщего равенства - он бы против немедленного предоставления абсолютно равных прав неприкасаемым, т.к. считал, что это процесс длительный и поэтапный (что совершенно верно), учитывая многовековую кастовую систему. Его безуспешным оппонентом как раз и был д-р Амбедкар, считавший, что единственный путь к этому - это упразднение индийских деревень как рассадник кастововых предрассудков. На месте деревень Амбедкар предлагал создавать аграрно-промышленные зоны.
В 51-м Неру отправил своего недавнего соратника Амбедкара в политическое небытие и только после смерти Индиры Ганди состоялась политическая реабилитация Амбедкара.

я читала другое, правда я не

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

я читала другое, правда я не читала Ганди в оригинале, так что...
к сожалению, партия Ганди в этом смысле победила, и как вы знаете "постепенность" привела не только к переходу Амбедкара и его сторонников в буддизм, но и к случаям массовой бойни неприкасаемых в конце 20 века, что всколыхнуло мировое сообщество. я где-то публиковала ссылку на отчет международной комиссии по правам человека по результатам расследования убийств....
и до сих пор ... вы как англо-читающий, лучше меня знаете ситуация с правами далитов, в том числе и племен, в Индии оставляет желать лучшего.

как раз сейчас пытаюсь написать небольшую статью по материалам нескольких сайтов о проблемах далитов, в течение ближайших дней выложу, сложно мне писать, не зная английского и хинди просто...

Аня

george аватар
Автор путеводителяюзер

мы с тобой уже спорили (дискутировали) на тему буддизма Амбедкара в топике про Туглакабад. Это было, да - Амбедкар публично отрекся от своей веры и перешел в буддизм с призывом ко всем далитам последовать его примеру, ведь он сам был по рождению неприкасаемым (кстати, Амбедкар был первым неприкасаемым, получившим высшее образование - а именно в знаменитом бомбейском университете, который закончили в свое время такие кумиры 20 века как Ганди и Айшвария Рай). Таким образом Амбедкар считал, что только так можно покончить с кастовостью в Индии, т.к. в буддизме нет неприкасаемых. Многие далиты последовали его примеру из меркантильных соображений - но никак не по религиозным убеждениям. Это было не что иное как политическое шарлатанство Амбедкара. Впоследствии, он активно пропагандировал идею уничтожения индийских деревень.

Да, конечно

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

это был протест против отказа от предоставления далитам равных прав, я никогда и не ставила это под сомнение, до Амбедкара это тоже было, низкокастовые переходили в буддизм и христианство...

но в результате мы сегодня имеем то, что имеем, что бы там не планировали Ганди и Амбедкар... и то, что права человека нарушаются кастовой системой, которая в Индии жива, признает даже ООН, правда не признает правительство Индии

что и означает

george аватар
Автор путеводителяюзер

то, что Ганди был прав, когда доказывал невозможность одномоментного равноправия в Индии и не прав был Амбедкар с его утопическими аграрно-промышленными поселениями и всеобщего оббудизмования несознательных масс. В будущем, лет через 50 кастовость исчезнет - и заслуга в этом в не малой степени будет принадлежать всеобщей глобализации, против которой так любят выступать за ради своих политических дивидендов так называемые "новые Ганди" - ирония судьбы.....

имхо

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

это означает, что Ганди был не прав, ибо ни одна теория не стоит насилия и убийств, а он ничего не сделал чтобы их предотвратить, просто отложил их на потом. Амбедкар же не смог добиться своих проектов, возможно в силу их утопичности, что означает, что его идеи были тоже не верны. хотя индийские деревни действительно рассадник темноты и зверства, большая часть насильственных преступлений - там.

согласна в одном, вливание Индии в бескастовые сообщества размывает границы традиционной системы, ведь большинству граждан мира все равно с кем они говорят с благородным брамином или с парией. если собеседник интересен белый заведет дружбу с ним в реале, фейсбуке или скайпе, и это вклад нашего времени в борьбу с социальным неравенством.

Заглянул

Леонид Валентинович аватар
Путешественникюзер

сюда сутки спустя а у вас тут жарко и меня не случилось здесь, добавлю пару слов для компании ибо мы всё-равно друг-другу ничего не докажем. Люди взрослые, со сложившимся мировозрением, видящим одну проблему под разными углами. Я там, выше, написал что переписывается всемирная история, значит и индийскую тоже подправляют и не только со вновь открытыми документами но и злонамеренно. Я написал что Ганди был просто человек а не божество, кстати, Христос сказал:-" Я пришёл помочь только заблудшим сынам дома Израилева", как видите другим народам ничего не обещанно, даже там нет равенства для всех людей. Библию тоже несколько раз переписывали несмотря на грозное предупреждение на последней странице, хотели даже в прошлом году подредактировать да одумались. Про декларацию прав человека- посмотрите как расправляются с людьми сейчас, в Америке, с участниками движения "Захвати Уолл-стрит", эта декларация писана с определённой целью- расправой с неугодными США правителями других стран. Когда она им мешает -они плюют на неё со статуи Свободы ! Про индуисткую сваргу вы слышали, так там, средь Богов нет равенства, есть высшие, средние, и полубоги, права,обязанности, льготы (шутка) тоже разные. Закон вселенной- при равенстве нет движения! Протон- электрон, добро-зло, свет-тьма и т.д. И как бы мы ни считали, имя Ганди останется в веках!

Вообще то идеи прав человека

achadidi аватар
АдминАвтор путеводителяюзер

Вообще то идеи прав человека были закреплены в Декларация прав человека и гражданина в конце 18 века... Безусловно идея равенства была чужда индийскому обществу по традиции, но и независимости до 47 года не было тоже.
А то, что кто-то что-то нарушает ничего не оправдывает!
Да, история переписывается, и история индийской независимости УЖЕ переписана, в результате чего из нее исчезли всем имена, кроме тех, кто удобен... имхо, конечно, просто другого объяснения я не вижу. Большинство людей их просто не знают и более того даже не хотят знать, потому что действительность мало кому интересна!

Ганди

SattVika аватар

Ганди сделал для индийского народа то, что пока никто не осмеливается сделать в России. Он большой смельчак и настоящий патриот. Он ввел в обиход и показал действенность гражданского, ненасильственного неповиновения и добился результата. Это - главное его достижение. Ганди - пример безкорыстной любви к своему народу, за это его ответно и любят в Индии.

Здесь можно поблагодарить автора, оставить отзыв

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. If you have a Gravatar account associated with the e-mail address you provide, it will be used to display your avatar.
К
Ц
Э
Я
Ф
Введите код без пробелов, учитывая регистр

Комментарии Disqus

Индия - страна и цивилизация
СТАТЬИ об Индии и Азии (навигатор)

Общение и мнения - блоги и форум

Рассказы и отзывы о поездках
РАССКАЗЫ и ОТЗЫВЫ путешественников и туристов (по штатам и странам)Самостоятельное  путешествие в Индию
ПУТЕВОДИТЕЛЬ по Индии (по штатам)

Новые  материалы Индонета


Поддержать проект ~ Сказать Спасибо

Подготовка к поездке в Индию

Полезные советы для путешественников