Об Индии и индийской культуре, самостоятельных путешествиях по Азии и пути к себе

Первый раз на индонете? Посмотрите инструкцию как найти нужное быстро

Ахимса. Как могла уцелеть на земле Индия?

Я вот что понять не могу. Как могла уцелеть на земле Индия? Может, я передергиваю, но вот — есть мы, при всей разности наших египтов, китаев, европ, америк, — мы как некая коммуналка, и есть Индия, которая — где? Если она на Земле, то весь мир — Индия, и нас нет. Если мы есть, то нет Индии, не может ее быть. Либо мы нереальны, либо она.
Или нужны две земли — на одной мы, на другой она. Когда-то я написал: мир делится на Индию и всё остальное. В запальчивости написал, неверно. Если делится на нее, то остального нет. И наоборот. Если на нас делится — нет ее.
Собственно, это и происходило: вся история Индии — это последовательное ханжеское ее вытравливание с лица земли. Нет, не так. Мать насиловали. Грудь посасывали и насиловали. Поглаживали по голове, а горло к земле прижимали — коленом. И я понять не могу не то, почему так происходило, — это понятно, а как смогла она уцелеть и жива до сих пор. Ни один народ не смог бы. И не смог — в куда более щадящих условиях, мы знаем примеры. А она смогла.
Здесь что-то не по земным законам, не отсюда она. Народ Израиля — без году неделя был в плену египетском, а стон во все небо, и Бог, и пророки, дедка за репку, пустыня, исход, детская травма на всю жизнь. Индия — восемьсот лет под мусульманами. Язык вырван, святыни разрушены, насильственное обращение не то что в чуждую веру, а как в первую группу крови вливают четвертую. И что? Встает утром, восемь веков спустя, подходит к зеркалу — будто их и не было. Светла, молода, нерастрачена. А Тадж-Махал — святыня ислама — индийский национальный символ. И сразу вослед этим восьми векам — колонизация англичанами, два, а точней, три столетия обращения в христианство. Свысока, лицемерного. Мол, культура пришла к варварам. Единственно истинная вера, вся в крови, грязи и ханжестве, подмяв под себя треть планеты, раздев, разграбив и воцарившись, учит — кого? Вьюн учит дерево. Обвивает, сосет, жиреет, душит, учит.
Крупнейший ученый, первый и главный авторитет Макс Мюллер выпускает библию Востока, пятьдесят шесть откомментированных томов, половина из них — Индия. Первое окно для Европы. Учит, как смотреть в него: белая раса, арии, пришли в Индию с северо-запада, привнесли культуру, знания, потом смешались с аборигенами, выродились. Отсюда — вначале Веды, потом тишь, по нисходящей. Так смотрела просвещенная Европа на Индию — по нисходящей, до белокурых ариев, до нацизма.
Что ж это за народ — всунь ему кусок говядины в рот, и он уже мусульманин, дай ему свитерок, чтоб согрелся, и он уже христианин. Вырежь пару миллионов, а он молчит, ладони у лица складывает, улыбается. Сожги книги, лиши языка, убей Бога, — рис собирает, детей растит, улыбается. Где нация, где руки, за которые взяться, где сопротивление? Нет. Никогда и не было.
Ахимса. Непричинение вреда ни одному из живых существ. Никому — ни человеку, ни муравью, ни воде, ни огню. Три тысячи лет назад, а точнее, пять, принята эта заповедь. Не в ряду других, а первая, главная. И только после нее — Бог, правда, честность, целомудрие, уважай родителей, или что там еще по списку. Первая, и именно потому все остальное, из нее исходящее. Гениально просто. И совершенно не от мира сего. Ни в одной этике мира этого нет. Тысячелетья бьемся над законами нравственности, места живого нет на этом проклятом поле. А тут — изначально, и так просто, и на все времена. Здесь печка стоит, от нее и считай. И стоит, и считают — по сей день.
И тогда нет места ни богоизбранности, ни таким заповедям, как вырвиглаз, ни лицемерью щек — другую подставь, а из храма гони палкой, да, подставь, но при этом и оба глаза вырви, богу богово, а кесарю кесарево. У какого еще народа так, чтобы принятое изначально оставалось незыблемым на все времена и сегодня было таким же словом-делом, равносильным жизни, как и в первый день? Я не вижу аналога.
Две из пяти мировых религий возникают в Индии. И что? Хоть один крестовый поход, газават? Нет. Великое могучее царство. И что? Агрессия, амбиции к мировому владычеству? Нет. Богатейшие знания, опыт. И что? Никакого навязывания себя другим, никакой экспансии. Взгляд внутрь, в себя, в бесконечность, в бога. Нет народа, есть человек. Нет того, вокруг чего сплачиваются — ни страны, ни национальной идеи. Есть взгляд, внутрь, от Атмана к Брахману, и обратно, тот же. Есть Веды. Но кто это сказал, кажется, Померанц: вычти Библию у евреев, Коран у мусульман, и религия рассыпается. Вычти священные книги у индусов, и Индия как мироощущение остается. Не здесь основа. А где?
Нас еще нет почти, только ходить учимся, а они уже всё прошли, сидят, на закат смотрят, ноль придумывают. Ману, первочеловек и человек вообще. Так просто: Ману — сын солнца и брат смерти. Кто такой «человек»? Сын солнца, брат смерти. Вот и всё. Здесь печка, считай отсюда. Три миллиарда лет примерно, потом распад, и мир заново ткется, другой узор — из тех же нитей, ах, как долго она вышивала, и опять расплетается. Не линейное время и не цикличное, а и то и другое одновременно. Невоплощенное лежит в основе. Бог это творчество, если попросту. И в этом первопричина порождения мира. И никаких прикладных целей. Проявление себя в творческом действии. Вот и вся мотивация, знакомая каждому, кто имел с этим дело. И никаких целевых аудиторий, богоизбранных. Творить, оставаясь почти безымянным, небесным отшельником, в стороне от кумирен. Брахмой, творцом мира, никем. А на устах кто? Шива, Вишну, другие, те, кто в людях, — не он.
И вот, две с половиной тысячи лет назад, когда уже все свершилось — там, у них, а в Греции — только-только еще начинается: Гомер, Платон, — в Индии происходит некое брожение: надо поговорить, уточнить мироздание. На юге возникает несколько философских групп. Адживики во главе с Гонсалой, джайнисты с Джиной Махавирой, буддисты с Буддой, шраманы и брахманы… Готовятся, строят миры, а на зиму идут на север, к Гималаям, селятся в пещерах, устраивают совместные диспуты. Мирно, у костров. И расходятся по берегам. Ни религиозного экстаза, ни священных войн.
А потом приходит император Ашока и объединяет народ в одну семью, все веры сестры, всем сестрам по серьгам, а буддизм — любимая. И древо цветет, все ветви. И буддизм — не откуда-то взявшийся инородец, не прижившийся в Индии и отторгнутый ею почти без следа. Извините. Надо внятно сказать, а не комкать, держа за щекой. Громко и внятно: буддизм — индийская религия, и никакая другая. Одно из направлений индийской философии, рожденной и воспитанной индусами в Индии. Вот так, и честно, и внятно, и с этого начинать. А то, что он не стал со временем единственной или господствующей религией, и почему не стал — это уже другой вопрос. В том же ряду, где, например, почему не стал ею джайнизм или ислам. Чей писатель Набоков? Не русский? А Беккет? То же с буддизмом. Да, немного прихрамывает, как и любое сравненье. Суть не меняется. Рожден Индией, возмужал, построил дом, родил детей и, как подобает духу, ушел в Гималаи. По-хорошему.
Ахимса. Никогда нам этого не понять, ни в голове не сложить, ни в сердце. И не подняться к этому, никакими преображеньями, сколько б ни жили. Вот что в начало положено — в начало мысли, чувства, ощущенья себя в мире: ты, человек, не выше воды, не чище огня, не дороже дерева. Ты — это весь мир, весь Бог, в одном нераздельном вдохе. Нет границ твоих очертаний. И тогда ахимса становится не умозрением, а твоим костным мозгом. Ахимса, а потом уже — Бог, родина и прочий пафос. Точнее, он перестает быть пафосом, тем полем — героическим, бумажным, проклятым, на котором мы все лежим.

Автор или источник : 

Сергей Соловьев

Не нашли нужное? Поиск по сайту google вверху справа, яндекс внизу под комментариями, по ключевым словам - в тексте, разделы - под шапкой. Вопросы - комментарием к материалу или в раздел форум.

Подписаться по почте и получать новости первым


Никакого спама, отписаться можно в любой момент.

Вас могут также заинтересовать:

Комментариев : 1

Великолепно изложил. Ф

Читатель аватар

Великолепно изложил.
Философия ахимсы была специально разработана для уничтожения дхармы,для уничтожения воинского духа.Это так готовилась почва для последующих завоевателей.Достаточно в системе убрать кшатриев,а потом ничего не надо-всё произойдёт само собой-там где нет силы обязательно придут демоны и всё разрушат.
Термин ахимса в санатана дхарме означает отказ от не нужного насилия,т.е.убийства животных например.Демоны его преподнесли,как отказ от насилия вообще.Это секрет Кали махараджи-в начале кали-юги у него была сделка с Млеччха -муни,который является основателем авраамических религий.Кали махараджа пообещал,что уничтожит кшатриев,снимет защиту через многих своих представителей-всяких духовных лиц и проповедников,а Млеччха муни пообещал,что после этого приведёт на эту землю демонов,которые будут уничтожать остатки цивилизации и насаждать новую идеологию.Всё так и произошло.
Это было пересказано Саджаном Гурукалом-учителем боевых искусств из Кералы,по текстам из пуран.

Я на форуме под ником БДП.

Здесь можно поблагодарить автора, оставить отзыв

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. If you have a Gravatar account associated with the e-mail address you provide, it will be used to display your avatar.
П
4
Ю
К
С
Введите код без пробелов, учитывая регистр

Комментарии Disqus

Индия - страна и цивилизация
СТАТЬИ об Индии и Азии (навигатор)

Общение и мнения - блоги и форум

Рассказы и отзывы о поездках
РАССКАЗЫ и ОТЗЫВЫ путешественников и туристов (по штатам и странам)Самостоятельное  путешествие в Индию
ПУТЕВОДИТЕЛЬ по Индии (по штатам)

Новые  материалы Индонета


Поддержать проект ~ Сказать Спасибо

Подготовка к поездке в Индию

Полезные советы для путешественников

register