Об Индии и индийской культуре, самостоятельных путешествиях по Азии и пути к себе

Первый раз на индонете? Посмотрите инструкцию как найти нужное быстро

Индия и ее обитатели (Наггар-Дели)

Немного о насекомых.
Сначала о сколопендре (хотя что-то мне подсказывает, что речь идет о другом насекомом, но не менее противном!) (Замечаете, какие исключительно приятные соседи сопровождали нас всю поездку?) Загрузившись в номер в Наггаре, обнаруживаем прямо в раковине эту самую многоногую тварь. Я, будучи сторонником радикальных решений, тут же предлагаю быстро переправить живность в тонкий мир путем смертоубийства прямо в раковине.

После чего я была обвинена Олей в не следовании джайнистским традициям, но угрызений совести не почувствовала, т.к. никогда – ни тайно, ни явно – к этой религии не принадлежала (хотя и относилась с симпатией). Оля решила, что поймает и выпустит насекомое на волю. Что и сделала, отловив многоножку газетой и отправив с балкона в свободный полет. (Добрая!..) Надеюсь, она не разбилась.

Про пауков. В нашем номере возле светильника между кроватями сидел паук. Я бы сказала – паучище! Диаметром сантиметров в 7 – с ножками, конечно, ибо будь у него туловище такого размера, я бы тут же десантировалась с балкона, подобно сколопендре, – только по своей воле. Возможно, паук был дохлый, просто приклеился к стене и мумифицировался, потому что за все время нашего там пребывания он ни разу не передислоцировался и вообще никак не проманифестировал свою жизнеспособность. А потыкать в него прутиком Оля мне не дала, опять-таки застыдив и сославшись на джайнистские обычаи.

Второй паук доставил гораздо больше незабываемых впечатлений обитателям отеля. К сожалению, я не была свидетелем волнующей сцены обнаружения здоровенного лохматого арахнида в номере наших спутников, его захватывающей ловли и побега, стремительных запрыгиваний с ногами на кровати и душераздирающих воплей, сопровождавших процесс поимки, а вернее – побега.
Кстати, пауки – не насекомые. Это «класс членистоногих животных», как написано в словаре. Вот. А вы, поди, не знали?

Но апогей наступил предпоследним вечером в Кулу.
Ужинаем на крыше отеля. Уже темно. Я сижу у бортика, облокотившись на него. Вдруг Оля делает большие глаза и говорит с тревогой: «Маша!», устремив взгляд куда-то мимо меня. Я с воплем отшатываюсь от бортика – на всякий случай, не зная еще, в чем дело. Как оказалось, вопила я не зря: там ползла сколопендра, или как её там называют... Такая длинная со множеством ног... Фу! Противнее паука! Могла ведь и на меня заползти.
Оля: «А чего ты так испугалась? Ты же не видела, что там». Отвечаю: «Так мало ли чего я там увижу!» А народ наш надо мной подтрунивает: прыгать с парашютом не боится, а какого-то насекомого боится!

Утром прогулка по Наггару.
Во время прогулки по Наггару все улыбаются тебе. Намасте – намасте. Приветливые, добрые...

23.08.05
И вот последний, весьма знаменательный день.
Утро – прогулка по окрестностям. Собрали немного яблок и груш. (Да простят нас Боги Кулу!) После завтрака снова посетили Имение Рерихов. На месте кремации Н.К.Рериха наблюдали молодых индусов – двух парней и девушку, которые без умолку галдели, кричали, вставали ногами на скамейки и вообще непонятно зачем туда пришли.

После обеда я отправляюсь на гору, где находятся Кришна-темпл и «замок Пандавов».
Особо хочу рассказать о местечке, которое условно для себя называю «замок Пандавов». Когда была в Кулу первый раз, гид привела нас на холм, поросший хвойными деревьями, с поляной на вершине (по соседству, кстати, с Кришна-темпл) и сказала, что здесь, как считается, был замок Пандавов. Внимательно обследовав местность, мы нашли нечто, напоминающее древнюю кладку, уже давно погрузившуюся в холм. Был здесь замок или не был – не важно. Место это обладает особым магнетизмом. Уже не помню, сколько раз я приходила туда в прошлый приезд, но помнила о нем все эти годы и стремилась попасть снова. Сказать просто – ощущение благодати. Хорошо там, уходить не хочется… Уже в Москве мне подсказали, как это называется, – «место силы». Хотя я не очень люблю этот термин, но, видимо, так оно и есть. Впрочем, вся долина Кулу может быть именно так названа.
Итак, по дороге туда ко мне присоединяется черная собачка, которая сопровождает меня всю дорогу. Собаки в Индии частенько составляют компанию туристам и прогуливаются с ними, не требуя взамен никакой платы и благодарности. Поднимаюсь на поляну – вершину, так сказать, «замка» и понимаю, что уходить я отсюда не хочу. Замечу еще, что по краям на поляне растут деревья и кусты, а центр – свободен. Я ложусь на землю и погружаюсь в состояние вне времени и пространства. Но определенная часть моего «я» тем не менее внимательно следит за этим самым временем, напоминая, что его у нас не так много. С трудом заставляю себя покинуть это место и отправляюсь вниз.

Собака продолжает сопровождать меня. Мы спускаемся с горы. Вдруг пес застывает на месте, навостряет уши, шерсть на загривке встает дыбом, после чего с рыком куда-то бросается. Я слежу за ним и вижу сидящую на земле невдалеке обезьяну, за которой и погналась собака. Обезьяна мгновенно взлетает на дерево. И я замечаю, что вокруг на деревьях сидит стая обезьян. Видимо, те самые воришки, которых изгнали из садов. Когда я пытаюсь сфотографировать кого-то из них, они перемещаются, прячась от меня за ствол. Хотя при желании они вполне могли бы на меня напасть всей стаей, а не прятаться. Хорошо, что обезьяны не кровожадны, а со мной была собака, которую они боятся!

Возвращаюсь в отель. Сумерки.
Последний ужин, торопливые сборы. Почти бессонная ночь. И, как в песне: «Вот и закончилось всё, возвращаться пора…»
В Кулу, в Наггаре есть магнит. Безусловно, он притягивает всех, для кого это место значимо и дорого. Но как же он влечет, когда там уже побываешь! Ощущение, что тебе туда НУЖНО. Нужно и все. Может быть, я не совсем точно доношу свои ощущения, но очень трудно передавать словами то, что не передаваемо словами. Я не знаю, суждено ли мне попасть туда еще раз. Я не люблю красивых слов. Но это место осталось в моем сердце. Или мое сердце осталось там. Я с открытыми глазами в любой момент внутренним взором вижу стайки огоньков на противоположных склонах долины, которые сливаются с созвездиями, и не всегда можно отличить – огонек ли это на вершине холма или уже звезда над вершиной…

В 4 утра, полупроснувшиеся, выехали в Дели. По дороге нашим глазам предстало одно из удивительных природных явлений. Солнце еще не встало, но уже начало светать. Туман, поднимаясь с низин, превращался в облака и растекался реками, он опутывал горы горизонтальными полосами, то обвиваясь вокруг них одной белесой ажурной лентой, то дважды, а то и трижды окольцовывая особо приглянувшуюся вершину. Он, казалось, не подчинялся земным физическим законам, а жил по каким-то своим, неведомым нам меркам другого мира. Внизу другой лентой – серебристой – тянулась река. Окружающее казалось нереальным и призрачным и напоминало фрагмент из фантастического фильма о других планетах. Но шум мотора и выбоины на дороге напоминали о том, что мы, в отличие от тумана, находимся во вполне земном, физическом мире. Туман – как одно из промежуточных явлений, звено между двумя мирами – являет прецедент возможности такого двойственного существования.

Через несколько часов мы простились с горами и покатили по равнинной Индии...
Встречались одинокие цапли и целые стаи. Тамошние цапли некрупные и белые. Иногда наблюдали скопление этих птиц вдоль дорог, вернее, придорожных канав. Разгадка оказалась проста, но неприятна – в канавах лежали разлагающиеся трупы скота, коими цапли без особой брезгливости лакомились.

По пути встречали волов, этих замечательные животных, с цвета мокрого асфальта, тугой, как на барабане, шкурой, вытянутыми вперед мордами, будто они куда-то непрестанно стремятся или пытаются кого-то обогнать. В горах волов не было.

И как это – быть в Индии и не увидеть слона?! Одного таки увидели, но мельком, из машины. И то, кажется, не все, хотя я, как только его узрела, закричала: «Слон, слон!» Слон стоял во дворе дома, как обычная корова.

В Дели наблюдали забавную сценку, заставившую нас хохотать как подорванных, несмотря на полное отсутствие каких-либо сил и эмоций после 15-часового переезда. Оживленная улица, перекресток. Светофора нет. Как машины разъезжаются – для меня осталось загадкой. Все шныряют вправо-влево, вперед-назад, кажется, никакой системы в их хаотических передвижениях нет. Но оказывается есть. Ибо, когда возникла пробка, выяснилось, что ее виновником был парнишка на велосипеде, везущий на багажнике связку длинных стеблей, кажется, бамбука. Он свернул не туда, застрял и застопорил все движение. Дородный и неторопливый полицейский разрулил пробку, подошел к виновнику происшествия и вместо того, чтобы потребовать права или еще что-нибудь в этом роде – отвесил ему весьма ощутимый подзатыльник свой мощной дланью. Виновник втянул голову в плечи и шустро закрутил педалями. Но страж порядка, видимо, решив, что его пенетициарные действия были явно несоизмеримы с тяжестью совершенного правонарушения, догнал водителя и снова наградил увесистой оплеухой. Отхохотавшись, мы тут же нарисовали картину, как наш гаишник останавливает какой-нибудь «мерс» и отвешивает водителю подзатыльник…

Прилетели мы в Москву поздно вечером. На следующий день я очень хорошо поняла, что Лена имела в виду, рекомендуя отдых после возвращения. («Отдохнули мы хорошо, только устали очень».) Трудно описать это состояние, но внутри тебя все плывет. Не вокруг плывет, как во время головокружения, а внутри. Или как будто ты очень пьяная (но при этом трезвая). Андрей по этому поводу сказал (его, кстати, нагнало на день позже), что «два дня ходил как с бодуна». Один день я пребывала в таком нездешнем измерении (теперь это называют «измененное состояние сознания»), на следующий день уехала на дачу, где стало гораздо легче.

За время написания этого бессмертного шедевра, который, бесспорно, займет свое заслуженное место в ряду классики русской литературы, каких только эмоций я не испытала: и полетала снова на параглайдинге, и слезы подступали к глазам, и видела как наяву индийские пейзажи… Но вот повествование закончено, закончены и муки творчества, и теперь мучиться будут мои читатели – одолевая сие значительное по объему (надеюсь, и по содержательности) произведение!;)

Карта достопримечательности, координаты, фото-тур: 
Naggar, Himachal Pradesh
Индия
32° 6' 39.9312" N, 77° 9' 59.8464" E
Javascript is required to view this map.

Не нашли нужное? Поиск по сайту google вверху справа, яндекс внизу под комментариями, по ключевым словам - в тексте, разделы - под шапкой. Вопросы - комментарием к материалу или в раздел форум.

Подписаться по почте и получать новости первым


Никакого спама, отписаться можно в любой момент.

Вас могут также заинтересовать:

Комментариев : 0

Здесь можно поблагодарить автора, оставить отзыв

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. If you have a Gravatar account associated with the e-mail address you provide, it will be used to display your avatar.
п
в
Ф
Ц
Ц
Введите код без пробелов, учитывая регистр

Комментарии Disqus

Индия - страна и цивилизация
СТАТЬИ об Индии и Азии (навигатор)

Общение и мнения - блоги и форум

Рассказы и отзывы о поездках
РАССКАЗЫ и ОТЗЫВЫ путешественников и туристов (по штатам и странам)Самостоятельное  путешествие в Индию
ПУТЕВОДИТЕЛЬ по Индии (по штатам)

Новые  материалы Индонета


Поддержать проект ~ Сказать Спасибо

Подготовка к поездке в Индию

Полезные советы для путешественников

register