Об Индии и индийской культуре, самостоятельных путешествиях по Азии и пути к себе

Первый раз на индонете? Посмотрите инструкцию как найти нужное быстро

Сиккимский дневник

Калимпонг, Гангток и трек по маршруту Юксом - Дзонгри - Юксом

19 октября. Джип-такси от Силигури до Дарджилинга стоит ныне 90 рупий с носа. Доехали быстро, с остановкой в одной из деревушек сельсовета Мохини. Облаков не меньше, чем в прошлый раз. В Дарджилинге нашел дешевенький гест-хаус на Чоурасте, набил трубочку и потопал в магистрат. Найти это почтенное учреждение оказалось непросто. Находится оно на задворках жилых домов ниже Хилл Карт Роуд. Никакого указателя нет, поворот отмечен единственной табличкой Sur Saarang Musical School. Войдя в старинное английское бунгало магистрата, я обнаружил, что на все формальности у меня ровно 40 минут, ибо по случаю Пуджи все присутствия закрываются на три дня. Как назло, клерка не было на месте. Выручил мальчик-служка, дал форму и даже тиснул на ней подобающую печать. Пробежав сломя голову полгорода, я успел заручиться одобрямсом Офиса регистрации иностранцев и ровно в час пополудни вернулся в мэрию. Приказ уже закрыли, но подъячий не успел свалить. После кратких, но настойчивых розысков чиновника удалось найти и уговорить завершить процедуру. Через пять минут я стал обладателем сиккимского пермита.
К великому сожалению, "Калден" на Чоурасте закрыт. За дешевыми момо пришлось идти на бас-стенд...

20 октября . Встал ни свет, ни заря - решил съездить на Tiger Hill в надежде полюбоваться видами Канченджанги. Около 4 утра на стоянке такси у Плантаторского клуба было полно народу. Место в джипе "на паях" - 80 рупий с обратным привозом. Каждый водила старается набить в машину как можно больше народу. Французская барышня из нашего джипа пыталась раскрутить возничего на скидку (возвращаться в Д. не собиралась). Не вышло!
Тайгер Хилл - горушка вблизи Гума. Ничем не примечательная возвышенность увенчана антеннеми связи и видовой площадкой, к которой ведет разбитая грунтовая дорога. Большинство любителей видов - индийцы. Джипы с туристами создают на горе огромную пробку, из-за которой последние полкилометра приходится преодолевать пешком. Вход на видовую площадку стоит 10 рупий. За отдельную плату можно получить доступ в закрытые лонжи - преимущество, надо сказать, довольно сомнительное...
Толпа, запрудившая видовую площадку, приходит в движение с первыми лучами солнца. Хотя все окрестные горы и долы погружены на дно столь любимого китайцами "облачного моря", пики Канченджанги настолько высоки, что пробивают небесную хмарь любой толщины. Солнечный диск еще скрывается за линией горизонта, а лучи уже играют на склонах горы, окрашивая ледники в лилово-розовые рериховские тона. Канченджанга появляется на фоне сумеречного неба внезапно и эффектно, заставляя толпу неистово стрекотать затворами камер. Через несколько минут, по замыслу небесного режиссера, наступает второе действие утреннего спектакля. Гора скрывается за занавесом облаков, а с противоположной стороны тут же появляется оранжевый диск. Индусы встречают явление Сурьи приветственными криками. Спустя еще несколько минут толпа начинает рассасываться по машинам.
На обратном пути прошу водителя высадить меня у ж/д станции в Гуме. Жаль, время раннее - поблизости находится музей Гималайской ж/дороги, где, в частности, представлен первый локомотив линии Baby Sevok.
Из Гума отправляюсь в Дарджилинг пешочком - хочу потренировать ноги перед Сиккимом, а заодно посмотреть окрестные монастыри. Последние ровным счетом ничего из себя не представляют - сплошной бетонный новодел. Sakya Guru monastery, Samten Choling monastery, Druk Sangak Choeling monastery - все три прилепились к склону хребта вдоль дороги на Дарджилинге. Самый большой - третий, в проспектах встречал второе название - Dali.
Неподалеку от Гума английские путейцы некогда закрутили Батасийскую петлю ж/дороги. В центре оной в 1995 году воздвигли военный мемориал гуркхов, погибших в многочисленных войнах и столкновениях, имевших место после провозглашения независимости Индии. На овальном возвышении по окружности установлены плиты с выгравированным "Списком славных". Венчают композицию трехгранный обелиск и фигура бронзового солдата-гуркха. На заднем плане в погожий день царит Канченджанга.
До Дарджилинг добираюсь так быстро, что в 10 утра уже выезжаю в Калимпонг (70 руп.). Дорога занимает около трех часов с остановкой в деревушке Лопчу Базар. Следующее село - Тиста Базар - лежит на берегу одноименной реки. Мост через широкую реку переброшен между крутыми лесистыми берегами и производит странное впечатление - дороги не видно и машины словно появляются откуда-то из недр одной горы, чтобы исчезнуть в чреве другой.

В Калимпонг прибываем около часа дня. Население здесь более чем вдвое меньше дарджилингского, однако сам К. выглядит больше. Селюсь в отельчик рядом с автомайданом. Покончив с формальностями, иду выяснять насчет завтрашнего отъезда. "Гималайские путешественники" заявляют, что в воскресенье джипы в Гангток от них ездить не будут. Появляется желание немедленно ехать дальше. Впрочем, ассоциация местных таксистов заверяет, что их маршрутные джипы пойдут по расписанию. Посмотрим...
В Калимпонге смотреть особенно нечего. В архитектуре напрочь отсутствует викторианский шарм Дарджилинга. Захожу в старинный монастырек Тонса Гомпа, закручиваю каждую из 219 молитвенных мельниц: авось Будда поможет без проблем добраться до Гангтока. Вернувшись в центр, поднимаюсь к мемориальной церкви Макфэрлена. По пути миную останки больницы, открытой местным меценатом Митри по случаю коронации Эдуарда VII в 1902 году. Церковь, образчик типовой английской церковной готики, выстроена в 1891 году. Внутри пастор-индиец с воодушевлением читает проповедь ученикам приходской школы. В самых важных местах батюшка переходит с местного наречия на английский язык... Церковь находится в самой высокой части города. Здесь дует приятный ветерок, а в безоблачный день, должно быть, открывается хороший вид...
Местные празднуют Дурга Пуджу. Весь день по дороге в Калимпонг принаряженные жители деревень растягивали перед нашим джипом оранжевые ленточки, а когда водила тормозил - подносили немудрящее угощение. На улицах городов тут и там стоят красочные палатки с изваяниями Дурги-Кали и сопутствующих божеств. Грохочут барабаны, танцоры пускаются в пляс прямо посреди мостовой, заставляя водителей недовольно сигналить.
Завершаю день в ресторанчике China Garden (или Шаолиньцунь цаньши) по соседству с гостиницей. Место популярное - столик пришлось ждать. Много европейцев.

21 октября . В 4 утра меня будят звуки песнопений. Кое-как додремав до 5:30, поднимаюсь, собираю рюкзак и отправляюсь выяснять судьбу обещанного джипа. Двери отеля заперты, а персонал в полном составе спит на полу фойе. Вместе с другим постояльцем-индийцем будим хлопчиков. После 10 минут тычков, криков и ругани служителей удается наконец привести в чувство. На бас-стенде странно тихо. Единственный джип готовится к отправлению в Гангток. "Места заняты!" - говорит грузчик. Водитель добавляет, что больше машин до Гангтока сегодня не будет. Когда запас моих ругательств иссякает, водила неожиданно заявляет: "Ну, если вы готовы, то можете поехать с нами". Я пулей лечу в гостиницу, хватаю рюкзак и пять минут спустя мы, к великому моему облегчению, трогаемся в путь.
Дорога спускается в долину Тисты и первые полтора часа петляет вдоль изгибов ее русла. Время от времени путь пересекают небольшие ущелья, прорытые притоками, существующими лишь в период дождей (Кири- кхола, Кхани-кхола и др.). Вода - главный враг здешних дорожников. Водителю то и дело приходится снижать скорость, переваливая через кучи земли и камней, оставшиеся после оползней. Временами на дорогу выходят стайки обезьян, привыкших подбирать падающие с грузовиков овощи... Обочины хайвэя украшают шутливые надписи, адресованные лихачам (It's highway, not runway; It's not the rally, enjoy the valley; Road is hilly, don't be silly, Blow horn,don't get torn, On our road - don't be overload), а также другой "наглядной агитацией" (From Kanchenjunga to Kannyakumari India is one, Bridges links people of many states).
За полтора часа добираемся до границы Сиккима.
КПП "Рангпо", украшенное расписной аркой, не становится препятствием на моем пути: станционный смотритель быстро заносит мое имя в книгу проезжающих, ставит штампы в паспорте и пермите, и отпускает меня восвояси. Кстати, пермит можно было бы оформить прямо здесь (зря бегал по Дарджилингу с выпученными глазами). Джип ожидает меня на ближайшей заправке и мы продолжаем путь.
Около 8:40 высаживаюсь на частном такси-стенде возле местного гангтокского УВД. Сразу устремляюсь в ближайшую едальню: я ведь еще не завтракал. В закусочной встречаю троицу французов. Одна из девушек спрашивает меня о Калимпонге, при этом пытаясь выяснить, дешев ли там пошив одежки. Вот уж чего не знаю - того не знаю... Мне рекомендуют остановиться на Тибет Роуд, куда я и направляюсь, пересекая по пути Ганди Марг - главное торжище города. Тибет Роуд будто отражает трудную судьбу тибетского народа: все кругом разрыто и пешеходам приходиться лавировать между грудами земли и лужами глинистой жижи. Потолкавшись по отелям, забредаю в помянутый святцами Лонли "готель" Modern Central Lodge. Здесь меня селят в грязненький, но просторный нумер и предлагают трек на Дзонгри. Организатор, тибетец по имени Онгдуп, обещает свести меня со своими клиентами-израильтянами и отправить в Юксом завтра же. На радостях соглашаюсь: если все будет хорошо - успею и на Дзонгри сходить, и в Ташидинг с Пемаянгтсе заглянуть, и в Бутан на день съездить.
Вношу мзду (5 дён по 35 бакинских = 185$, включая пермит, транспорт, гида, носильщиков, повара и ночлег), заполняю форму для выдачи особого треккингового пермита. Откушав, с чистой совестью отправляюсь бродить по городу.
Тибет Роуд выводит меня на гребень господствующего над городом хребтика. Где-то здесь должен быть бывший королевский дворец. Девица в форме караулит ржавые ворота. "Дворец тут, но вход закрыт!" Ну, и черт с тобой... Поворачиваю и иду в противоположную сторону. Тоже неплохо: спустя пять минут выхожу к колониальному дворцу. По фасаду надпись: "White Memorial Hall" и год постройки - 1932й. В здание можно войти, однако внутри абсолютно пусто... По соседству располагается постоянная выставка Сиккимского фестиваля цветов (5 руп.). Ничего особенного - маргаритки, невзрачные хризантемы, папоротники. Знаменитых сиккимских орхидей всего три или четыре вида... Продолжаю своё неспешное движение. Миновав поворот на Нату Ла (52 км от Г.) и резиденцию Его Превосходительства Чиф-Министра Сиккимма Шри Павана Чамлинга, поднимаюсь в гору. Вхожу под арку с надписью "Радж Бхаван" и минут через десять оказываюсь аккурат под телебашней. Наверняка должна быть лестница или тропа наверх... Путь указывают хлопцы из почтового отделения. Петляя между домами, выхожу к своей цели - монастырю Энчей.
Энчей (Санг-Нга-Раб-Тенг-Линг Гомпа) основан в 1840 году Друбтхоб Карпо-ламой, почитаемым святым, известным своими способностями к левитации. В 1908 году десятый чогьял Сиккима Сикьюнг Тулку перестроил обитель. В архитектуре гомпы метафорически выражена идея пяти священных гор Китая (по-тибетски гьянак риво тсе-нга). В монастыре особо почитается Джампалаянг - бодхисатва мудрости, святой покровитель знаний.
В обители много совсем юных послушников. Дети есть дети - смеются, играют, похулиганить не прочь...
Покинув Энчей, возвращаюсь к дворцовым воротам. Сторожиха куда-то делась. Прохожу мимо дворца (невзрачное низкое здание в глубине заросшего двора) и обнаруживаю на самом взлобье хребта дворцовый монастырь. Встречный монашек сообщает имя храма - Чукла Кхан Гомпа.
Еще несколько минут ходьбы - и я у средней станции Дамоварской канатной дороги в Нам Нанге. Открытая в декабре 2003 года, дорога соединяет видовую площадку с площадью Деорали Базар. За 60 рупий можно проехать дважды. Очень удобно: посетив Энчей Гомпа, спуститься к канатке и проехать почти до самого Тибетологического института. Окна в кабинке, рассчитанной на 24 пассажира, не открываются. На середине пути кабинка зависает на несколько секунд, раскачиваясь над крышами Деорали Базара. Остановка придумана к вящему удовольствию туристов, но в действительности больше пугает, чем радует...
На Деорали Базаре отжигают уличные плясуны, славящие Дургу-Кали. Вокруг ни одной едальни - сплошные лавки сладостей. Не без труда нахожу закусочную "Субх Лакшми". Момо нет - повар где-то танцует... Пробавляюсь самосами и картофельно-шафранной похлебкой. Попутно знакомлюсь с хозяином. Авьядеш Касьяп собирает коллекцию визиток своих клиентов, а также монеты и мелкие банкноты разных стран. Дарю 10-рублевую купюру, несколько украинских и русских монет, получаю взамен бесплатный обед и уверения в вечной дружбе.
Институт тибетологии основал в 1958 году Tashi Namgyal (1893-1963) - 11й чогьял Сикима. Бронзовая статуэтка почтенного монарха присутствует в экспозиции местного музейчика. Изваяние выполнено в соответствии с канонами буддийской иконографии. При этом чогьял изображен в солнцезащитных очках и с полным комплектом орденов Британской империи. Роль духов-хранителей монарха выполняют солдаты-гуркхи в форме ХХ столетия…
По соседству с институтом, на вершине холма, стоит ступа Do-Drul chorten. Построена преосвященным Duedjom Rinpoche в 1946 году на месте отшельничества святого ламы Trulshig Rinpoche из Тибета. В ступе захоронены мощи св.Дордже Пурпа Ваджракила (сиречь Падмасамбхавы), священные книги, комплект zung (мантр) и другие реликвии. По периметру ступы - 108 молитвенных мельниц.
Интересно, что в былые времена холм почитался обиталищем злых духов...
Вернувшись на Деорали, сажусь в местное маршрутное такси и за 10 рупий доезжаю до такси-стенда на Нац.хайвэе. Прогуливаясь по Ганди Марг, захожу в сувенирные магазинчики. Попутно узнаю интересную историю из жизни известного кинорежиссера Сатьяджита Рея. В 1970 году последний чогьял Сиккима пригласил мастера снять документальный фильм о своем королевстве. Спустя год С.Рей в сопровождении сына Сандипа приехал в Сикким. Съемки проходили по всему королевству, от Джортанга до перевала Нату Ла на китайской границе. Спустя четыре года Сикким охватила мощная волна беспорядков. Воспользовавшись этим, индийское правительство аннексировало королевство. Чогьял был низложен, а власть была передана Демократическому фронту Сиккима. Фильм С.Рея к тому времени был полностью смонтирован и существовал в трех копиях под названием "Сикким". Картина была запрещена к показу, как несоответствующая изменившейся политической обстановке. Режиссер уже был занят другими проектами и о картине мало-помалу забыли... Спустя 20 лет судьбой ленты заинтересовалось Общество Сатьяджита Рея, базирующееся в Калькутте и занимающееся сохранением наследия мастера киноискусства. Директор общества Дилип Басу выяснил, что оригинальные негативы пленок Рей подарил чогьялу. К сожалению, их следы обнаружить не удалось. Из трех смонтированных копий фильма одну увезла в США жена чогьяла, американка Хоуп Кук. В 1962 г.она вышла замуж за сиккимского принца и получила имя королевы Хоуп Намгьял Гьялмо. Во время съемок между чогьялом и Кук начались размолвки и после завершения работы над "Сиккимом" супруги расстались. Д.Баси разыскал Кук в Нью-Йорке, но она отказалась разговаривать с ним. Баси выяснил, что пленка была передана Кук в Музей антропологии Хефенреффера в Провиденсе. Увы, там также не захотели сотрудничать... Вторая пленка оказалась утрачена в результате плохого хранения. И лишь третий экземпляр "Сиккима" в 2003 году обнаружился в Лондоне...
За ужином в лодже вкушаю местное пиво. Знакомлюсь с Давидом из Израиля. Внезапно появляются давешние французы. Выясняется, что у англичанки Элис сегодня день варенья. Получаю приглашение на парти в соседнем кабачке "Снежный Лев". Роль именинного торта выполняет бутылка пива с прилепленной к крышке свечкой. Я преподношу подарок - бутылочку купленной в Дарджилинге 70-градусной ракши. В 11 вечера скидываемся по 200 рупий за ужин и возвращаемся в лодж. Я отхожу ко сну, а остальные участники вечеринки еще долго шумят где-то наверху...
Жаль, что не сходил в ботанический сад им.Джавахарлала Неру (открыт в 1987 г. в Румтеке, 45 мин.на машине от Г.) и в Гималайский зоопарк Булбулай (8 км от Г., 205 гект.).

22 октября. День начинается не лучшим образом - на улице льет дождь, а в гостинице нет света. Часов в восемь ток наконец появляется и мне удается подзарядить батарею камеры. Пакую рюкзак и спускаюсь на завтрак. В едальне уже сидят две француженки. Обмениваемся планами: дамы отправляются шить сари для младшенькой, а у меня впереди тупое ожидание отъезда в Юксом (Юксум). Онгдуп то и дело появляется перед глазами, однако по поводу машины ничего не говорит. Вот так - ни джипа, ни попутчиков, ни фига...
Сдаю номер и усаживаюсь в едальне. Пью кофе и жду. Вчерашние знакомцы приходят и уходят, мелькают новые лица, кто-то заселяется, кто-то съезжает - приятный туристический круговорот.
Около 11ти организатор наконец-то определяется со временем отъезда - час пополудни. Покупаю в соседней лавочке бутыль лучшего местного односолодового виски (Old Gold, 7-летней выдержки) и, к радости своей, вижу явные и недвусмысленные приготовления к отъезду. Онгдуп со товариши выволакивает из дверей лоджи керосиновый примус, связку карематов, мешки с продуктами и прочий походно-полевой скарб. Появляются мои израильские попутчики - полная девица со своим длинноволосым кавалером. К нашему общему изумлению подъезжает такси - крошечный микроавтобус "Марути". "Это только до стенда!" - успокаивает нас вожатый.
Вот и джип. Помимо нас в машине еще 3 пассажира. Все ясно, едем обычным рейсовым... Минут 15 уходит на погрузку и в 13:30 мы, наконец, отправляемся. Дорога идет через Сингтам, Тарку, Рабангла. После Тарку начинается настоящий серпантин, взбирающийся все выше в гору. Скоро немаленькая Тиста начинает казаться ниточкой в туманной глубине долины. Местами дорога разрушена обвалами и держится буквально "на соплях". Полотно сужено до считанных метров. При движении преимущество имеет машина, одолевающая подъем. На каждом повороте наш водитель сигналит, чтобы встречные успели затормозить. Чувствуется близость недавнего сезона дождей - бесчисленные ручьи сбегают с гор, миниатюрными водопадами рассыпаясь прямо по дороге. Впрочем, не только миниатюрными: на противоположной стороне долины виднеется эффектный каскад высотой метров 50. Несмотря на густую растительность, почва на склонах время от времени сползает вниз от обилия влаги - никакой возможности бороться с этим, похоже, нет...
На высоте примерно 2000 м попадаем в полосу густейшего тумана. Вспоминается промелькнувшая дорожная надпись "Good driver lives longer". Надеюсь, у нас именно такой водитель...
Между Кевцингом и Легшипом - следы недавней катастрофы. Гигантский обвал снес целую дорожную петлю. Онгдуп говорит, что еще две недели назад туристов здесь водили пешком, пересаживая из машины в машину. Теперь дорога сметана на живую нитку и машины медленно ползут среди камней при свете прожекторов...
Далеко затемно добираемся до Ташидинга. Здесь приходится сделать остановку: пробило колесо. Сидим в крошечной харчевне, поглощая чипсы с жиденьким чаем...
Часов в 8 вечера лучи фар наконец выхватывают из темноты щит с надписью Welcome to Yuksom. Мы на месте... Заселяемся в отель "Дракон" у самого въезда в село. В чистенькой гостиной, обставленной в кичево-совковом стиле, нам накрывают ужин. Угощаю спутников выпивкой - вкус неплох! Не успеваем прикончить дринк, как хозяева приносят кадушки с чангом. Чанг, гималайское пиво из забродившего проса! Сколько раз приходилось читать о нем в записках восходителей. Осторожно потягиваем горячую жидкость через бамбуковые трубочки. Вкус своеобразный - между расейской бражкой и подгнившими яблоками. Горка коричневого проса в сосуде украшена белыми зернами риса - в знак уважения к гостю.
После ужина спутники отправляются в село в тщетной попытке отыскать телефон. Иду с ними. Начавшийся дождь загоняет всех обратно в гостиницу. Все отправляются на боковую, а я еще долго сижу в беседке во дворе, дымя трубкой и слушая шум разошедшегося ливня.

23 октября. Честно говоря, я думал, что мы выступим рано. Однако к завтраку накрыли только в 7:30, затем попутчики долго собирались. В общем, вышли около 9ти. Погода не балует горными видами. С утра в седловинке между окрестными горами успел ухватить кусочек синего неба и снежную вершину далекой горы. Онгдуп говорит, что это Кабру.
Сегодняшняя дистанция - 17 км с остановкой на ланч. Поначалу тропа не слишком утомляет: небольшие подъемы чередуются с ровными участками. Идем группой, но временами кто-то вырывается вперед. Онгдуп забрал наши паспорта и остался выправлять разрешения в конторе национального парка. С нами остается бессловесный (то есть, не англоговорящий) хлопец, представленный нам, как cook.
Портеры убегают вперед - готовить наш ланч. Мы идем не спеша, фотографируя окрестности. Разговоры вращаются вокруг путешествий, Индии и Гималаев. По пути пересекаем две речушки с подвесными мостами. До кэмпинга с обедом добредаем около двух пополудни. Еда в процессе приготовления. Хлопцы являют нашим взорам живого петуха в корзинке, явно намереваясь пустить птицу в расход. Вняв мольбам Мимы, решаем придерживаться вегетарианского меню...
Кэмпинг - достаточно многолюдное место. По соседству с нами отдыхает небольшой караван быков, еще один сгружает мешки с продуктами для здешних постояльцев. Откушав, трогаемся в путь. Нам остается 4 самых трудных километра. Тропа сначала уходит в крутое пике, спускаясь в долину Прек Чу. Дальше начинается долгий подъем. Ноги побаливают с непривычки. Попутчики держатся молодцом. Ниэль частенько попыхивает травкой, Мима выдерживает темп, несмотря на проблемы со здоровьем: у дамочки диабет.
К месту ночлега поднимаемся в темноте. На подходе к деревушке Бакхим натыкаемся на лошадь, пасущуюся у тропы. В темноте принимаем скотину за дикого зверя.
В единственной лодже спартанские условия - ни электричества, ни воды. В качестве ночлега выбираю палатку и после ужина отправляюсь на боковую...
Встречи за день: пара групп безликих англоязычных треккеров, компания симпатичнейших индийцев - компьютерщиков из Бангалора да подружки-швейцарки из Церна, идущие к тренировочному лагерю альпинистов у Канченджанги.

24 октября. Ни свет, ни заря в полог палатки скребётся Cook с чашкой горячего чая. Чувствую себя настоящим сахибом... Завтрак сегодня накрывают раненько - впереди трудные 12 км. Около 8ми выступаем. Через пару километров натыкаемся на деревушку Тсокха. Вид у села не в пример более цивилизованный: в глаза бросаются...уличные фонари с присобаченными панелями солнечных батарей. Еще одна достопримечательность: грязноватый пруд с вытоптанными скотом берегами. Через пруд перекинуты мостки, ведущие к маленькому храму. В деревне более благоустроенный постоялый двор, есть пара частных лодж. "На обратном пути будем здесь ночевать", - объявляет Онгдуп. Почему бы и вчера здесь не встать? Вообще-то Лонли советует пройти здесь двухдневную акклиматизацию, но времени нет.
За деревней начинается серьезный подъем. Местами топкая, унавоженная яками почва делается непроходимой. Проблему решает настил из древесных плах. Интересуюсь, сколько времени существует тропа. "Это старинный путь в Тибет", - сообщает наш проводник. Верещагин вполне мог пройти этой дорогой в 1874 году. Протопав с полчаса, добираемся до обширной поляны с ветхой бревенчатой хижиной. Это Феданг - на местном наречии означает "Половина пути". Обедаем. После ланча чувствую внезапный приступ легкой дурноты. Вот она, горняшка! Вот что значит - лезть в горы без акклиматизации. Тем не менее, решаю идти. По уверениям Онгдупа, впереди час тяжелого карабканья, дальше начинается плато.
На этом участке у меня самая медленная скорость. Гид остается со мной: правило у них такое - страховать отстающего. Ползу с частыми остановками. Темнеет, воздух насыщен влагой низких облаков. Наконец в белой мгле проступают очертания обо и нескольких молитвенных флагов. Это Деорали - перевал, отмечающий границу леса и альпийских лугов. Ноги гудят. Минут через 10 встречаем сладкую парочку и продолжаем путь в полном состава. Перед нами всхолмленная горная тундра, заросшая купами кривоватого рододендрона на ковре из пахучей сунпати. Несмотря на густой туман, в зарослях весело перекликаются птицы. На дорогу прямо перед нами выходит самочка фазана-данфе с парой подросших птенцов. Еще несколько поворотов - и мы оказываемся в небольшом распадке у подножия невысокой горы. По берегам ручья теснятся несколько домиков и палаток.
"Дзонгри. Высота 3950 м" - сообщает табличка на стене самого крупного барака.
Стоит сильный холод. В палатку что-то не хочется... Попутчики весьма своевременно предлагают устроится с ними в одной комнате. Черт, почему в Непале везде есть печки, а тут - нет?! По нашей большой просьбе Онгдуп снабжает нас парой пахнущих прелью одеял. Приносят ужин, но у меня хватает сил только на пару чашек чесночного супа и пару кусочков пакоры. Натягиваю на себя все, что есть теплого, забираюсь в спальник и проваливаюсь в беспокойный сон...

25 октября. Хочешь любоваться видами - не спи! Рассвет в горах наступает между 4 и 5 часами утра. Следующие полчаса - единственное время, когда окрестные пики можно лицезреть во всей красе. Лежу в коконе спальника, перспектива покинуть который повергает в ужас. За стеной топают бутсами чешские треккеры. Из нашей тройки на вершину Дзонгри готовы отправиться только я и Мима.
Преодолевая физическую, а паче того - душевную слабость, встаю и готовлюсь к выходу. На улице, в общем, не так уж и холодно. Силуэт Дзонгри четко вырисовывается на фоне быстро светлеющего неба. На середине склона мелькают налобные фонари чехов. Выступаем. Сегодня я впереди, Мима и Онгдуп идут сзади. Около 5 утра на вершине уже совсем светло. Ветерок треплет гирлянды молитвенных флажков и заставляет кучку путешественников кутаться в парки. Не говоря ни слова, зачарованно смотрим на запад. Поднимающееся за нашими спинами солнце озаряет картину, которой 133 года назад любовался русский художник Верещагин. Холмы разных оттенков желтого, коричневого и бурого, словно волны убегают к близкому горизонту, чтобы замереть всплесками невысоких скалистых гор. Прямо за ними исполинской белой стеной встает Канченджанга. Хотя облачный занавес, колышащийся слева, скрывает конус Кабру, все пять вершин священного хребта видны, как на ладони. Глаз различает мельчайшие уступы и складки ледяного панциря. По правую руку от меня - глубокое ущелье, на противоположной стороне которого толпой придворных выстроились шеститысячники, возглавляемые горделивым Пандимом (6691 м). Вдоль цепи гор в направлении Канченджанги медленно ползет белое марево. Царица только что пробудилась ото сна и придворные почтительно передают друг другу неземные одежды, в которые через несколько минут будет закутана царственная нагота... Нам, смертным, не стоит терять времени. Вокруг меня щелкают камеры. Не устояв, подзываю Онгдупа и запечатлеваю свою скромную персону на фоне эпического пейзажа.
Озирая окрестности, замечаю тропку, вьющуюся вокруг Дзонгри в направлении кэмпинга. Если спуститься по склону к этой тропе, можно совершить неплохую прогулку. Предупредив Онгдупа и Миму, спускаюсь на равнину. Такое ощущение, что я вновь в Непале. Та же глинистая почва, покрытая плотным ворсом спутанных трав. Та же пахучая сунпати и можжевеловый стланик (вот и он, наконец). Даже тропинки вытоптаны одинаково. Окончательно довершая сходство, на пути попадается пара пастушьих хижин из дикого камня.
К моменту моего возвращения в лагерь поспевает завтрак. Откушав овсянки, прислушиваюсь к себе. Сердце бьется в учащенном ритме, голова болит, временами накатывает дурнота. Все ясно - надо спускаться. Предупреждаю Онгдупа и прощаюсь с ребятами. Встретимся вечером в Тсокхе. Онгдуп обещает отослать вслед за мной пару носильщиков.
Выступив около восьми, быстро добираюсь до Деорали. Только начав спуск осознаю всю сложность вчерашнего подъема. Определенно, нужно было акклиматизироваться...
По пути встречаюсь с давешними швейцарками. Девушки провели в Бакхиме двое суток. Теперь идут свежие и полные сил, несмотря на здоровенные рюкзаки.
В Тсокху прихожу в 12:35, порядком устав. В деревне есть пара частных лодж, однако мы будем ночевать в официальном туристическом бараке. Впрочем, выглядит он поприличнее, чем его собратья в Бакхиме и Дзонгри.
На площадке поодаль прислуга ставит палатки для треккеров. Меня окликает сухощавый блондин, смахивающий на Крокодила Данди. Патрик из Монреаля, пенсионер крупной телефонной компании. Неплохо живет на проценты по закладным, наслаждаясь путешествиями. Большой поклонник Таиланда и его податливых красавиц... Пока мы обсуждаем разные индийские маршруты, появляется Cook с обещанием еды. Вскоре к нам присоединяются соседи Патрика по кемпингу - два симпатичнейших немца за 50. Забавно видеть их вместе: один высокий, худой, с повадками интеллектуала; второй коренастый, с обветренным лицом бывалого походника и альпиниста. Говорят, что подружились в 1962 г., случайно встретившись на борту корабля, идущего из Гонконга в Сайгон.
Перед самым заходом солнца появляются мои иудеи. Вид совершенно измочаленный: Онгдуп водил их на какое-то озеро, прогулка заняла три с половиной часа, да плюс спуск до Тсокхи. Съедают ужин и заваливаются спать. Я следую их примеру.

26 октября. Ночью дважды приходилось вставать - настигло "очищение организма". Скорее всего, виновата бурда которую накануне под видом имбирного чая мне подсунули в местной харчевне. В обширной горнице, где нам накрывали стол, вповалку спят портеры. Приходиться пробираться среди недвижных тел... На улице совершенно светло - полнолуние.
Утром последнего дня трека чувствую себя все еще неважно. Отголоски горняшки, да еще и живот подвел. Сегодня день рождения Мимы. Надо как-то поздравить... Пребывая в раздумиях, сообщаю попутчикам о своем намерении сходить в местную лавочку за красивыми непальскими шерстяными носками. Мима говорит, что тоже хотела бы такие купить, да рупий у них маловато остается... Решение найдено! Покупаю лишнюю пару и преподношу с подобающими церемониями.
Около 8 утра трогаемся. В час дня - обед. Продуктов осталось мало, так что кормят нас просто: чай и две кастрюли тьянтука, тибетских галушек в овощном бульоне. Как выражается мой израильский спутник, "тьянтук с тьянтуком под тьянтуковым соусом". На этом работа прислуги заканчивается. Онгдуп, правда, обещает по случаю д/р Мимы организовать в Юксоме ужин с тортом за счет фирмы.
Весь стафф в сборе. Вручаю небольшие чаевые - по сотне рупий портерам и cook'у. Онгдупу вечером выдам три сотни: посмотрим сперва, что за торт он выставит. Около половины второго выступаем. Последний участок до Юксома пробегаю за полтора часа. Итог - успеваю зайти в местный Community Information Center проверить "мыльный" ящик, а также осмотреть главную местную достопримечательность - место коронации первого сиккимского чогьяла. Последний подвиг дается не без труда: зверски болят голеностопные связки на левой ноге. Трон Норбуганг (1641). Обращен к востоку. Место в центре - для Ньингмапа Лама Латсунг Чемпо. По правую руку - для чогьяла. Два места по левую руку от великого ламы - для Картокпа Лама Семпа Чемпо и Картокпа Лама Ригцинг Чемпо. Рядом - камень с отпечатком стопы Латсунг Чемпо. Озеро - Каток Покхари. Первое название Юксома - Таши Тенка. Чортен содержит почву и воду со всех концов Сиккима.
Вечером cook и впрямь выдает торт. Выпечен неплохо, да и на вкус ничего. Самая трогательная деталь: корявая надпись "Happy trekking", сделанная шоколадным сиропом.
Собираемся в давешней гостиной. Мима наделяет каждого кусочком именинного пирога. Онгдуп произносит речь, которая из-за волнения докладчика звучит сбивчиво и малопонятно. Я выступаю с ответным благодарственным словом.

27 октября . В 7 утра отправляюсь в Дубди. Без труда нахожу главный ориентир - Primary health center (по-нашему - медпункт). Табличка рядом указывает тропку. Полчаса карабканья по вымощенной камнем дорожке - и я на месте. Монастырь Дубди принадлежит секте Ньингмапа. Основан в 1701 г.при чогьяле Чакдор Намгьяле. Каменное здание гомпы обращено к югу и увенчано позолоченным навершием ("гьялтсен").
Юксом стоит на отшибе, поэтому общественный транспорт отправляется отсюда редко и нерегулярно. Утренний джип до Ташидинга (7:30) я пропустил. На часах 9 утра, следующая возможность уехать - джип в 13:00, на котором поедут Мима с Ниэлем и Онгдуп с походным скарбом. Я еще вчера предусмотрительно договорился с нашим гидом насчет места в машине. На маленьком пятачке, выполняющем функцию местного автовокзала, ни одной машины. На всякий случай, уточняю обстакановку у местного полицейского. "В час дня приходи!" - изрекает юксомский Анискин... Делать нечего - возвращаюсь на постоялый двор.
В час дня в деревне начинается бодрящее дух движение. Мимо гостиницы в сторону stand'а проезжает пара джипов. Мой рюкзак давно собран, осталось выволочь вещи к воротам готеля и ждать команды на погрузку. Не тут-то было! Появившийся Онгдуп преспокойно заявляет: "Мест в машине нет!" Как это нет, ты же вчера сказал, что позвонишь в транспортную компанию и предупредишь водителя? Да, сэр, конечно, сэр, но водитель сказал, что мест нет... Так, дружок, только не говори, что мне предстоит провести в этой дыре еще одну ночь! Не знаю, кто там чего напутал, ты или водитель, но тебе, клянусь лотосорожденным гуру Падмасамбхавой, лучше позаботиться о том, чтобы я благополучно добрался до Ташидинга. Мой голос звучит на повышенных тонах, привлекая внимание общественности. Переводя дух, ловлю взгляд полицейского. Страж порядка смотрит с... уважительным одобрением, чуть заметно покачивая головой. В этот момент на майданчике появляется окруженный клубами пыли Mahindra Commander. Откуда он взялся, со стороны большой дороги он точно не подъезжал... Неважно! Онгдуп кидается к машине и повиснув на подножке, начинает что-то втирать водиле. Следом подхожу я. " Man, take me to Tashiding. I'm really short of time. Double price!" ("Мужик, возьми до Ташидинга, в натуре ждать не могу. Два счетчика твои!"). Можно и не распинаться: в машине полно свободных мест. Водила кивает головой, я закидываю сидор и запрыгиваю следом. Короткая остановка у "Дракона", быстрое прощание с израильтянами - и в путь!" .

Сиккимский дневник, продолжение
Время путешествия: 
осень 2007
Автор и\или источник публикации: 

Митрий

Ваш голос будет первым
Поделитесь с друзьями!

Комментариев : 5

Калден не закрыт

amavi аватар
Путешественникюзер

может, просто переехал? Это если идти по the Mall к Чоурасте, перед фонтаном повернуть на улицу, уходящую вправо, мимо конюшен пройти метров 30 - оно? Я туда зашла, между прочим, исключительно из-за Вашей рекламы))))
цены у них явно выросли. Порция chicken momo - 32 р. Но насколько они там хороши, я так и не узнала, потому что к 7 вечера они уже закончились. Брать chicken typo (это одна такая большая момо) не рекомендую - уж слишком толстый слой теста...и еще яйцо зачем-то в середину кладут((((
З.Ы. Онгдуп вас помнит)))))

Да, он не закрыт)

Митрий аватар
Автор путеводителяюзер

Был закрыт, когда я ехал в Сикким. На обратном пути убедился, что все в порядке. Кстати, не пойму, вторая часть рассказа - монастыри и возвращение в Дардж - еще лежит на этом сайте? Там "Калден" вновь упоминается. Вы правильно локализовали едальню - это именно она. Я привел туда француза-попутчика, похоже это была ошибка - хозяева погнались за "длинным рублем" :) "Больших момо" я у них не помню - при мне были тукпа (лапша в бульоне), момо-beef и момо-chicken, а также домашняя жареная колбаса (забыл название).
Вспомнил: полный текст "Сиккимского дневника" лежит у Анны на старом сайте: http://achadidi.narod.ru/2007/Mitrii.html

вторую часть не читала

amavi аватар
Путешественникюзер

но обязательно заценю)))
большие момо - не знаю, может, это что-то новенькое, но сомневаюсь. хозяин, когда предлагал, сказал, мол, возьмите, попробуйте, местным нравится. и заговорщицки так подмигнул)). местным, похоже, и правда нравится (ели с аппетитом), и стоит в два раза дешевле обычных момо. но соотношение мяса и теста - как в том анекдоте про котлету из кролика и лошади..:-//
кстати, наверно, могу добавить к списку рекомендуемых для проживания заведений. есть на Ганди роуд (если идти по ней от Clubside не к Чоурасте, а в противоположном направлении) отель под названием Prestige. там можно снять симпатичный чистый дабл с shared bathroom (зато туалет в номере) за 300 р. Цена может показаться неконкурентноспособной по сравнению с заведениями на Tenzing Norgay Rd. или Zakir Hussein Rd. - зато постоялец получает бесценную возможность познакомиться с уникальным для Дарджилинга котом, живущим у хозяев гостиницы. Кстати, очень харизматичный дядька (хозяин, а не кот..)) Так вот, этот кот жить не может без водных процедур как минимум раз в два дня - это на hill station-то. Носит ошейник. В этого кота вполне могут поместиться 2,5 обычных дарджилингских мурки (желающим могу предъвить фото). Хозяева зовут его Son)))

Приятный городишко...

Митрий аватар
Автор путеводителяюзер

Во всех отношениях. Кстати, вы в Шимле не были? Я в июне не долетел из-за муссона, жаль...

приятный-то приятный, только

amavi аватар
Путешественникюзер

ехать туда в дассеру сразу после треккинга было плохой идеей. Ну представьте: только вот с гор спустилась (буквально), зарядилась жизненной энергией, надышалась свежим воздухом - а тут грязь, нескончаемый рев клаксонов, вечная вонь от грузовиков tata, многокилометровые пробки, орды индийских туристов и длинные-длинные процессии местных, исступленно скандирующих либо "Gorkhaland!", либо "Jay Mahakali!". Посмотрела я на все это, испугалась и сразу сбежала в Гангток лечить травмированную детскую психику.
А Шимла - да я, стыдно сказать, даже в Калимпонге еще не была. И вообще география моих передвижений по Индии очень ограничена. Но все впереди)))

Напишите отзыв или вопрос

Укажите email для уведомлений об ответе (не показывается). Gravatar подгружается автоматически.
а_иабилет:

Рекомендуемые посты